Последние записи.

Камерная музыка Японии

Ансамюль камерной японской музыки

Ансамбль камерной японской музыки

С XVI века в Японии ведущие позиции завоёвывает музыка для сольных инструментов, таких как сякухати, сямисэн и кото. Примитивная флейта претерпела модификацию, усовершенствовалась и превратилась в сякухати. Сямисэн — трёхструнный инструмент, напоминающий гитару или балалайку,— приобрёл современный вид, а старинный кото стал более звучным.

До этого времени сякухати использовался лишь для сопровождения медитации, необходимой в практике дзен, и потому являлся излюбленным инструментом странствующих буддийских монахов. Но постепенно музыка приобретала всё более светский характер, в моду вошло домашнее музицирование и услаждающее слух умение играть на кото или сямисэне стало обязательным для девушек высшего сословия.
Постепенно сложились две формы камерной музыки: в одном случае она оставалась полностью инструментальной, в другом сопровождала вокальные партии. Инструментальная форма обычно состояла из заданной темы и вариаций. От музыканта требовался высокий профессиональный уровень, так как внимание было сосредоточено исключительно на самой технике игры. Но даже когда сямисэн аккомпанировал певцу, в произведении всегда присутствовала независимая инструментальная часть, требующая виртуозного исполнительского мастерства. В дальнейшем сякухати, кото и сямисэн образовали трио для исполнения инструментальных камерных произведений.

С XVI века в Японии ведущие позиции завоёвывает музыка для сольных инструментов, таких как сякухати, сямисэн и кото. Примитивная флейта претерпела модификацию, усовершенствовалась и превратилась в сякухати. Сямисэн — трёхструнный инструмент, напоминающий гитару или балалайку,— приобрёл современный вид, а старинный кото стал более звучным.

До этого времени сякухати использовался лишь для сопровождения медитации, необходимой в практике дзен, и потому являлся излюбленным инструментом странствующих буддийских монахов. Но постепенно музыка приобретала всё более светский характер, в моду вошло домашнее музицирование и услаждающее слух умение играть на кото или сямисэне стало обязательным для девушек высшего сословия.

Постепенно сложились две формы камерной музыки: в одном случае она оставалась полностью инструментальной, в другом сопровождала вокальные партии. Инструментальная форма обычно состояла из заданной темы и вариаций. От музыканта требовался высокий профессиональный уровень, так как внимание было сосредоточено исключительно на самой технике игры. Но даже когда сямисэн аккомпанировал певцу, в произведении всегда присутствовала независимая инструментальная часть, требующая виртуозного исполнительского мастерства. В дальнейшем сякухати, кото и сямисэн образовали трио для исполнения инструментальных камерных произведений.

Изящный Дюк доктора Джона

Dr. John

Dr. John

Доктор Джон начал играть ритм-энд-блюз тогда, когда и слова-то такого — «рок» — не было. Был какой-то там рок-н-ролл, музыка для невоспитанных подростков. А ритм-энд-блюз уже играли: музыку солидную, серьёзную, хотя, по мнению многих блюзменов, простоватую. Если б кто-нибудь услышал тогда, что называется ритм-энд-блюзом в нынешнее время — многих бы уважаемых людей не стало заранее. Так вот, юный Доктор играл ритм-энд-блюз: музыку, знаменитую своим вокалом, духовым риффом и синкопой. Прошло много лет, люди стали думать, что Джо Кокер — это хард-рок, а Ван Моррисон — это младший брат Джима Моррисона. Поэтому многим теперь нужно объяснять, что музыка, исполняемая Доктором Джоном, называется ритм-энд-блюзом, а то и того хуже — соулом. Та ещё музыка: грязная, с пронзительной духовой секцией, рычащим вокалом и совершенно блюзовой тематикой песен. Есть даже и собственно блюзы — жанры-то смежные. И поёт их не чёрный пластичный юноша и не чёрная упругая девушка, а мордатый и бородатый белый. Совершенно уходящая уже натура, наряду с последними блюзовыми корифеями: человек, преданный музыке и оттого не слишком известный. Зато и почитаемый за свою преданность — теми, кто знает, конечно. Основной человек. Глыба.

— Play

Арво Пярт – Tabula Rasa

Arvo Part

Arvo Part

Арво Пярт, как и всякий выдающийся советский композитор, противопоставлял себя официальной власти, и в результате почёл за лучшее уехать на Запад. Где и продолжает проживать до сих пор. Посему его произведения не привечали на больших сценах, что не мешало им жить своей, отдельной жизнью в узких кругах ценителей. Один из немногих авангардистов-шестидесятников, Пярт обращается к эстетике далёких эпох, среди которых особое внимание уделяет Средневековью. Его музыка напоена удивительными созвучиями, она по-своему, в новой форме преломляет те далёкие традиции, которые появлялись в бенедиктинских монастырях в веке эдак тринадцатом. Чем более лаконичен состав пьесы, тем более архаичным становится музыкальный язык Пярта – и Tabula Rasa в этом контексте выглядит безусловным шедевром. Вероятно, никто лучше Пярта так до сих и не знает, откуда у европейской музыки ноги растут.

– Play