Daniel GOODE – Clarinet Songs

Дэниел Гуд живет в Нью-Йорке, преподает в университете Ратгерс и ведет камерный ансамбль, исполняющий экспериментальную музыку. Он один из самых ярких представителей экспериментального течения в американской музыке, которое появилось в 50-х годах. Возникновение новой музыки в Америке было связано с новаторскими концепциями и творчеством композитора Джона Кейджа. Эта музыка в конце 60-х и начале 70-х годов – во времена, когда Гуд начал свою творческую деятельность, – достигла своего зенита. В ней отбрасываются все традиционные формальные элементы, которые в том или ином виде присутствуют во всякой традиционной классической и даже авангардной музыке и достигается полное раскрепощение музыки, погружение в чистое свободное звуко-тембральное пространство. Это часто определяется различного рода заумными концепциями, которые порой выходят далеко за пределы музыкальных.

Тем не менее, в этой музыке присутствуют различного рода состояния, и она также может выражать пласты философских идей. Во-первых, сам Джон Кейдж был последователем философии И Цзин, следы чего мы легко можем обнаружить в его музыке. Во-вторых, на него безусловно повлияла восточная эстетика застывшего пространства и пребывания в одном незыблемом состоянии, в основном имея в виду состояние блаженного покоя, никак не отягощённого бурями и натисками смятенного европейского духа, ни рациональным интеллектуализмом, которые, так или иначе, неизбежно присутствуют в любой музыке, где существует музыкальное развитие в классическо-романтическом смысле. Особенно наглядно это выглядит в музыкальной эстетике Бетховена, или в том, что принято ассоциировать с его эстетикой.
Естественно, что художественный результат у композиторов, ставивших себе такие задачи, может быть хорошим или плохим, талантливым или бездарным, выполненным со вкусом или безвкусно, в зависимости от мастерства, вкуса и умения композитора. Но тем не менее, сам принцип очень интересен и богат широкими возможностями своих воплощений.

Сочинение Гуда вполне укладывается в принцип, родственный с восточной эстетикой. В этом сочинении поставлены интересные музыкальные технические задачи, вполне представляющие поиски экспериментального направления американской музыки. В нём произведён монтаж реальных звуков, записанных на природе: звук реки, птичье пение. Запись была сделана в деревне, где отдыхал автор.
Сначала это музыкальное произведение строится целиком из продолжительного монтажа этих записей, чем создается состояние медленного, созерцательного пребывания в безмятежном покое. Постепенно эти звуки увеличиваются по количеству и громкости, что можно определить как своего рода постепенное музыкальное развитие. Затем, ближе к кульминации, вводятся более абстрактные электронные звуки, созданные электронными приборами в виде балансирующего фактора.

Здесь совершенно переворачивается принцип написания музыки, присутствующий в большинстве сочинений классической и авангардной современной музыки – включая сюда и электронную. Обычно создается сочинение, использующее абстрактные звуки, будь то игра на инструменте или электронные звуки. Если же используются записанные реальные звуки, то они применяются в отдельных случаях как приправа к абстрактным звукам. Здесь же сочинение написано совершенно противоположным образом – в нём главенствуют реальные звуки, а электронные звучания внедряются как дополнение в некоторых местах. [...]

- Антон Ровнер, «Музыка и состояния», 1999