Звуковая техника и политональность Клода Дебюсси

Портрет Клода Дебюсси

Портрет Клода Дебюсси

По своим формальным приемам прелюдии второго сборника отражают непрерывные искания Дебюсси в области звуковой техники. «Туманы» – это замечательный по простоте и смелости опыт политонального письма, основанный на совмещении двух тональных планов: к примеру в левой руке чередуются трезвучия натурального до-мажорного лада, в то время как в правой руке звучат сплошные последования бемольных звуков и т. п. В данном случае политональность имеет выразительный смысл: с ее помощью передается нечто неясное, зыбкое, ускользающее. Умеренный темп pianissimo, характерные диссонансы малых секунд, педальные звучности – все это, в соединении с краткими, там и тут выплывающими интонациями, создает впечатление туманного пейзажа импрессионистов со смытыми контурами.
«Мертвые листья» – звуковой этюд, выполненный другим техническим приемом – мягкими, сложно диссонирующими аккордами в параллельном движении. В страстно-меланхолической мелодии прелюдии заключены функции сложных гармоний. Пьеса изобилует органными пунктами и остинатными мотивами. Блестящий испанский этюд «La puerta del Vino» («Альгамбра») представляет собою резко контрастную по строению хабанеру с типичными испанскими оборотами мелодии и гитарного аккомпанемента. В пьесе происходит увлекательная смена страстности и иронии, грации и силы. Господствует все та же политональная техника. Прелюдия «Феи – прелестные танцовщицы» не содержит новых элементов: и здесь применена на оживленном движении и при богатой орнаментации политональная техника, описанная нами выше при разборе прелюдии «Туманы».
Прелюдия «Генерал Левайн – эксцентрик» играет во втором сборнике ту же роль, что «Менестрели» в первом: это острый кэк-уок. Из остальных прелюдий отметим пьесу в честь диккенсовского героя Пиквика. Композитор попытался создать ироническую характеристику английской неуклюжей серьезности. Прелюдия начинается мотивом английского гимна в глубоких басах и изобилует комическими эффектами. Прелюдия «Канопа» интересна как своей сложной ладовой техникой, так и спокойно-величавой грустью, появляющейся у Дебюсси каждый раз, когда он соприкасается с древними, давно исчезнувшими культурами. Несколько прелюдий Дебюсси из второго сборника имеют значение преимущественно звуковых опытов, лаборатории стиля. Таковы этюдообразные прелюдии «Чередующиеся терции», «Ундина», «Фейерверки». Они написаны в период, когда импрессионизм, казалось, исчерпал себя, и художники старались выйти за его рамки, расширяя технические возможности своего искусства.
Двенадцать этюдов (1915) – последнее произведение Дебюсси для фортепиано соло – принадлежат к его шедеврам. Техническое задание указано каждый раз в заглавии, например пять пальцев (этюд № 1), терции (№ 2), кварты (№ 3), октавы (№ 5), хроматизмы (№ 7), репетиции (№ 9), арпеджио и аккорды (№ 11 и 12) и т. п. Этюды изобилуют необычными звукорядами, звукосочетаниями, ладами. Самая мысль создать цикл этюдов на основе технических приемов новой фортепианной музыки вполне законна. Но Дебюсси не довольствовался узко техническим заданием, а стремился создать пьесы самостоятельного художественного значения.