The Music of Harry Partch

Классик минималистического авангарда. Широко использовал большие наборы экзотических инструментов.
Гарри ПарчПарч рос, впитывая в себя музыку разных культур. Родился в 1901 году в Окленде, Калифорния, детство провёл в Калифорнии, Нью Мексико и Аризоне. Уже в детстве он познакомился с музыкальными традициями мексиканских яки индейцев юго-восточной Аризоны, а также пел вместе с родителями, бывшими миссионерами в Китае, китайские народные песни и колыбельные. К четырнадцати годам довольно прилично играл на фортепиано.
В 1920 году Парч был зачислен в Высшую школу музыки Южной Каролины, но спустя пару лет покинул её, поняв, что мало чему научился там, ипереехал в Сан Франциско. Парч начал больше читать о музыке в публичных библиотеках и стал сочинять музыку без академических правил Приблизительно в 1923 г. Парч начал собственный пересмотр европейской концертной музыки и прежде всего двенадцатитоновой системы. Результатом стало открытие новой системы, в которой октава делилась уже не на двенадцать, а на сорок три тона, для чего уже понадобились и новые музыкальные инструменты. И Парч изобрёл их.
Но окончательный разрыв с европейской музыкальной традицией происходит в 1930 году, когда Парч сжигает плоды собственной четырнадцатилетней работы. Начиная с 30-х годов Парч использует в своей музыке собственные инструменты. Он сочиняет вокальную музыку на китайские стихи, тексты из Библии, сцены и песни из пьес Шекспира, использует также словесное творчество американских бродяг (hobo). Небольшой звукоряд, интимный настрой…
В 50-60-е годы Парч обращается к другой поэтике — продолжая изобретать оригинальные перкусионные и струнные инструменты, он создаёт ряд театральных и драматических опусов, дополняя собственный концепт о телесности. Хотя университетская студенческая аудитория встречала его новации с энтузиазмом, в целом музыкальные институции не поддерживали Парча. Он жил как маргинал.
Гарри Парч черпал музыкальное вдохновение и материал для своих сочинений не из европейской традиции и стал известен как один из наиболее новаторских, свергающих любые нормы, по-настоящему гениальных композиторов Америки нашего столетия.
Целью всей жизни Парча — начиная с 20-х годов — было создать музыку, вернувшую бы всех к её первичным ритуальным телесным истокам, по его глубокому убеждению этими истоками были натуральные акустические интервалы, издаваемые звучащими телами.