Buena Vista Social Club – Chan Chan

Сразу хочется в Гавану, прокатиться на мотоцикле по старинным улочкам, послушать свежую и живую кубинскую музыку. Респект Раю Кудеру и Виму Вендерсу!

Американский гитарист Рай Кудер участвовал ещё в первой записи роллинговской Honky Tonk Women, записывал замечательные сольные альбомы, играл… да с кем только не играл! Ещё он писал музыку для кино, в том числе к «Перекрестку» Уолтера Хилла и к «Парижу, Техасу» Вима Вендерса. Этническая тропа тоже была им давным-давно протоптана: на его счету работа с багамцем Джозефом Спенсом и мексиканцем Флако Хименесом; позднее совместный альбом с малийцем Али Фарка Type «Talking Timbuktu» продержался в хит-параде больше 25 недель. Африка и была одной из отправных точек его работы, задуманной в 1996-м продюсером фирмы World Circuit Ником Голдом. Свести в одной студии музыкантов из Западной Африки с традиционными кубинскими музыкантами — вот в чём была идея Ника. Но африканцы, люди неорганизованные и безалаберные, на Кубу не попали: кто-то потерял паспорт, кто-то не явился в посольство, в общем, виз они не получили. Кудер и Голд узнали об этом только в Гаване. Что остаётся продюсеру, если половина проекта накрылась медным тазом? Постараться сделать из второй нечто полноценное. Так Кудер с Голдом и поступили.
Задолго до этого Кудер уже побывал на Кубе в рамках негосударственного культурного обмена и привез ворох пластинок, которые невозможно было купить в Америке. А ещё магнитофонную запись, сделанную неизвестным музыкантом, игравшим на традиционной кубинской гитаре «трес» – никто так и не сказал Кудеру, кто же это.
Вместе с Голдом Кудер проводил звуко-пробы на гаванской студии Эгрем. Для ру¬ководства пробами и последующей записи он пригласил Хуана де Маркоса Гонзалеса, одного из лучших тресистов Кубы. После того, как Кудер включил ему ту, старую запись, Гонзалес тихо спросил его: «Откуда у вас эта плёнка?» «Мне её подарили много лет назад», — ответил Кудер. «Это я играю, — сказал Гонзалес. — Тогда я был намного моложе… Я хорошо играю на трес, но есть один человек… я думаю, вам нужен именно он». Так одним из первых в студии появился Компай Сегундо.
Кудер и Голд сделали почти невозможное: собрав вместе немолодых уже музыкантов, в течение многих лет исполнявших музыку «сон», сальсу, ча-ча-ча, музыкантов разных и никогда не игравших таким составом — Сегундо, Ибрахима Феррера, Рубена Гонзалеса, Омару Портуондо, Элиадеса Очоа, Качаито Лопеса, — они получили удивительно цельный продукт. Эта музыка буквально пахла улочками старой Гаваны, словно и не было всех этих лет, в течение которых Кастро строил социализм с латиноамериканским лицом. Но эта музыка оказалась ещё и удивительно естественной, невероятно откровенной и открытой. «Мы тут, в Штатах, выросли в системе «звёзд», нами управляют масс-медиа, — говорил позже Кудер. — А на Кубе ничего такого нет. Нет структуры, отторгающей человека от общества. Так что и аудитория, и музыкант близки друг другу — словно музыканта слушают его соседи, родственники, приятели. И это очень здорово».
Альбом Buena Vista Social Club получил Грэмми, стал самым популярным в мире альбомом world music и… самым коммерчески успешным проектом Рая Кудера.

- Play