24 прелюдии Дебюсси

Дебюсси с дочерью на пикнике

Дебюсси с дочерью на пикнике

Причудливые и пестрые названия двадцати четырех прелюдий Дебюсси (1910-1913) обозначают не сюжеты, а скорее субъективные ассоциации, вызванные музыкальными образами или возникшие параллельно с ними. Во всяком случае, эти беглые, смутные обозначения отнюдь не предопределяют собою содержание музыки и нередко выступают как нечто безразличное ей.
Первый сборник прелюдий состоит, как и второй, из двенадцати пьес. Первая прелюдия – «Дельфийские танцовщицы», B-dur, -обязана своим названием античной скульптурной группе в Лувре, изображающей трех танцующих вакханок. Прелюдия представляет собой медленный плавный танец. Пьеса изобилует многими тональными отклонениями и созвучиями увеличенного лада. Аккордовое изложение в спокойно-плавном ритме и в медленном движении, обилие мягких и тихих звучаний, охват крайних регистров фортепиано – все это придает несколько нереальный характер звучности – гулкой, как бы подводной, нематериальной.
Вторая прелюдия – «Покрывала» – любопытна прежде всего своей ладовой структурой: за исключением шести тактов на пентатоническом звукоряде ges-as-b-des-es в середине пьесы, вся она построена исключительно на шестизвучном целотонном звукоряде c-d-e-fis-as-b. Из этого звукового материала строятся и мелодические образования и созвучия. Такое полное господство увеличенного лада в его элементарной технической форме является редкостью даже у Дебюсси. Пьеса характерно статична: помимо гармонической одноплановости и неподвижности, скованность музыки подчеркнута органным пунктом си-бемоль контроктавы, который звучит почти с начала до конца на протяжении всей пьесы. Музыка медлительна, сплошь выдержана в очень тихой звучности. Короткие мотивы, последования больших терций и аккорды увеличенного лада, в соединении с легкими глиссандообразными пассажами, придают музыке в высшей степени своеобразный, завуалированный колорит. Прелюдия «Ветер на равнине» (es-moll) представляет собой пьесу с преобладающим токкатным изложением (постоянно повторяющаяся фигура b-ces-b-ces-b-ces) и вторгающимися эпизодами мягких аккордовых звучностей на глубоких органных пунктах. И здесь мы встречаемся со статическим приемом выдержанных звуков и остинатных фигур, определяющих характер музыки. Интересна заключительная каденция: четыре мажорных трезвучия на ces, с, des и d при выдержанном звуке b, остающемся звучать, когда аккорды уже отзвучали (эффект «laissez vibrer»). Прелюдия «Звуки и ароматы носятся в вечернем воздухе» (A-dur), название которой заимствовано из стихотворения Бодлера «Балкон», отличается чувственной мелодикой. Постоянно встречается чередование трехдольного и двухдольного размеров. Пятидольное строение придает импульсивному основному мотиву своеобразие. Интонации «томления» сближают прелюдию с фортепианной лирикой Листа.
Эффект прелюдии «Холмы Анакапри» (H-dur) сводится к резкому чередованию контрастирующих эпизодов совершенно различного содержания. Прелюдия начинается дважды повторяющейся резкой сменой двух элементов: спокойного, имитирующего звана колокольчиков пасущегося стада и огненного мотива тарантеллы, после чего танцевальная музыка получает развитие на тихой звучности. Вообще, в первой части пьесы тарантелла звучит как бы издалека, но радостно и легко. Новый эпизод начинается с возникновения широкой народно-песенной темы, исполняемой, согласно предписанию автора, «со свободой, свойственной народной песне». Самая тема в высшей степени оригинальна: она изобилует кварто-квинтовыми интонациями, построена в натуральном си мажоре (без ми) с упором на соль-диез. Пьеса кончается широким развитием мотива тарантеллы со вторжением ликующей народной песни и заканчивается на блестящем арпеджио в высоком регистре. Пьеса выдержана сплошь в одной тональности, почти без отклонений, диатонична от начала до конца и богата выдержанными звуками и фигурами.
Прелюдия « Шаги на снегу» (d-moll) содержит авторские обозначения, разъясняющие сущность образа. Остинатный до конца, «этот ритм должен служить звуковым фоном, представляющим грустный обледенелый пейзаж», – замечает Дебюсси. На этом фоне звучит выразительная, горестная и нежно-сдержанная мелодия. Один из ее оборотов композитор определяет как «нежное и грустное сожаление». Мелодия интонационно выразительна, диатонична и крайне неустойчива в тональном отношении. Обилие пауз придает ей фрагментарный характер. Пьеса служит одним из лучших образцов сдержанно-глубокого музыкального выражения горестного чувства у Дебюсси. Оно зарождается в тиши, нарастает, достигая кульминации, – и постепенно сходит на нет. Впечатление скованности определяется уже знакомым приемом – остинатными фигурами и выдержанными звуками.
Прелюдия «Что видел западный ветер» (условный Fis-dur) – блестящая звуковая картина бури, близкая по фактуре листовским фортепианным пьесам этого типа (арпеджио, басовые тремоло, martellato и т. п.); в ладовом отношении пьеса является типичным продуктом импрессионизма (чередования аккордов на расстоянии тритонов, параллелизмы квинт, сложная ладовая структура и т. д.).
Прелюдия «Девушка с волосами цвета льна» (Ces-dur) принадлежит к. числу самых популярных произведений Дебюсси. Подчеркнуто простая фортепианная фактура этой прелестной пьесы соединяется со свежестью мелодических очертаний и гармонического языка. Пьеса по-своему близка лирике Грига. «Прерванная серенада» (b-moll) построена исключительно на материале испанских народных танцев. Это – зарисовка жанровой сценки: под звон гитары раздается серенада, во внезапно отдаленный размеренный мотив другого танца вторгается в звучание гитарного наигрыша. Звуки серенады постепенно удаляются, пока не исчезают… Первый танец, в ритме быстрой сегидильи, дан не столько в связной законченной форме, сколько в характерных ритмико-мелодических формулах, импрессионистских набросках, незавершенных, капризных. Таковы непрерывный гул гитарного сопровождения и некоторые типичные испанские обороты мелодии. Другой танец дан не в мелодически законченной форме, а только в виде характерной фигуры аккомпанемента. Наряду с «Вечером в Гренаде», «Прерванная серенада» остается одним из удачнейших воплощений испанского танцевального жанра во французской фортепианной музыке.
Среди прелюдий Дебюсси «Затонувший собор» (условный C-dur) резко выделяется своей гармонической техникой, глубиной музыкального замысла и совершенством звукового воплощения. Пьеса картинно воплощает бретонскую легенду о затонувшем соборе, иногда подымающемся со дна моря. Два музыкальных образа господствуют в музыке прелюдии: тихий звон, переданный параллельными квартово-квинтовым и созвучиями, и торжественный хорал в средневековом ладу на грегорианской основе. Нетрудно видеть, что оба элемента начинаются почти одинаково. Вообще вся пьеса проникнута высоким единством. Вначале звон возникает в звуковой оправе аккордов высшего и низшего регистра. Это – туманное звучание подводных колоколов. В дальнейшем звуковой туман рассеивается, басы становятся подвижными, колокольные аккорды видоизменяются и секвенцируются, ритм сопровождающих фигур учащается, темп и динамика возрастают. Развитие приводит к могучим аккордам хорала. Пьеса заканчива¬ется тем же хоралом – на тихой звучности и на фоне спокойной фигурации моря в басах. В коде вновь повторяется колокольный звон.
Две последние прелюдии первого сборника носят названия «Танец Пека» (c-moll) и «Менестрели» (G-dur). Ритмически острая 11-я прелюдия является гротескным преломлением шекспировского фантастического персонажа из «Сна в летнюю ночь» а «Менестрели» представляют собою не средневековых певцов любви, а танцоров мюзик-холла, исполняющих модный в ту эпоху ритмически четкий танец – нечто вроде кэк-уока или ту-степа.